Нижний Новгород, ул. Сухопутная, д. 2/2
Мастерская и магазин мозаики в Нижнем Новгороде+7 920 251-33-83
Фроловы – главный русский мозаичный бренд

Старый римский способ мозаичного набора перестал устраивать и русских мозаичистов: в 1888 Академия художеств командирует А. А. Фролова (сына А. Н. Фролова, мозаичиста Академии художеств), А. Вереченко, и И. Вершинина в Венецию, перенимать опыт у мастерской Сальвиати. Они также посещают Париж, где к тому времени венецианским способом уже работали несколько мастерских; этим способом была выполнена мозаичная отделка интерьеров Парижской Большой оперы.

Обобщенный Фроловым зарубежный опыт вылился в его проект реорганизации мозаичного дела, который, однако, не был принят Академией.

Тогда, в 1890 г. он открывает свою собственную студию мозаики; сначала она существует в доме постройки петровских времен на Кадетской линии, 13.


Первая мастерская Фроловых.

Первой работой А. А. Фролова был мозаичный фриз-вывеска для фасада здания Общества взаимного кредита в Петербурге. Под его руководством студия изготовляет также фриз-вывеску для фасада здания Общества поощрения художеств, храма и часовни в Борках, церкви Богоявления на Гутуевском острове, ряд икон из мозаики.


Фасад здания Общества взаимного кредита. Наб. канала Грибоедова, 13.


Фасад здания Общества поощрения художеств. Б. Морская, 38.

Фроловы изготавливают три иконы над входами Верхних торговых рядов в Москве (так до 1953 г. назывался известный всем ГУМ): Спаса Нерукотворного – со стороны Красной площади, Казанской Божией матери – со стороны Никольской улицы и Николая чудотворца над входом 2-й линии торговых рядов.


Мозаичная икона на фасаде ГУМа.

В 1890-е гг. мастерской был выполнен мозаичный герб Нижегородской губернии для Нижегородского историко-художественного музея и мозаичная икона для склепа купцов Рукавишниковых на Крестовоздвиженском кладбище (рядом с совр. пл. Лядова) в Нижнем Новгороде, мозаичное панно для надгробного памятника композитору А. П. Бородину в Александро-Невской лавре.


Надгробие А. П. Бородина.

В 1895 г. был объявлен тендер на мозаичное украшение храма Спаса на Крови. В конкурсе участвовали мастерская Академии художеств, фирма Сальвиати, итальянская же Sochietta Muziva Veneziana и мастерская Фролова. Итальянцы не устроили организаторов конкурса качеством своей смальты, мозаичная мастерская Академии художеств – сроками и расценками: конкурс выигрывает мозаичная студия Фролова.

В создании эскизов для мозаик храма участвовали более 30 художников, среди них: В. М. Васнецов, А. П. Рябушкин, Н. Н. Харламов, В. В. Беляев, Н. А. Бруни, М. В. Нестеров и др.

Станковые мозаики для иконостаса собора Спаса на Крови были выполнены мозаичной мастерской Академии художеств.

В 1890-е гг. появляется первые рекламные объявления мозаичной студии Фроловых. Из их текста можно понять, как позиционировалась студия мозаики рубежа 19–20 вв.: «Мозаичная мастерская архитектора Фролова. Исполняет мозаичные портреты, картины, иконы, престолы, иконостасы, фризы, арки, паруса, панно, кессоны, надписи, покрытия куполов и шпилей, фасады магазинов и пр. Быстро, прочно, дешево, изящно».

В 1897 г. 36-летний А. А. Фролов умирает, во главе мастерской становится его брат Владимир (1874–1942). Мастерская переезжает в особняк Фроловых на углу 22 линии и Большого проспекта.


Доходный дом Фроловых.

В 1895–00 гг. в Ревеле (ныне – Таллин, Эстония) архитектором М. Т. Преображенским строится храм св. блгв. кн. Александра Невского. Мастерская Фроловых изготавливает мозаичные панно для его фасадов.


Собор Александра Невского в Таллине. Фасадные
мозаики – мастерская Фроловых.


В 1901 году был освящен храм Св. Троицы в Буэнос-Айресе (Аргентина). Мозаика для фасада с изображением Троицы выполнена мастерской Фролова по эскизу А. П. Рябушкина и пожертвована в пользу храма.


Храм св. Троицы в Буэнос-Айресе

Храм Спаса на Крови был возведен на Екатерининском (ныне – Грибоедова) канале в месте, где 1 марта 1881 г. народовольцем Гриневицким был смертельно ранен император Александр II. Храм был выдержан в национальном, «псевдорусском» стиле, апеллирующем к архитектуре собора Василия Блаженного и узорочью 17 в., что вообще было характерно как для развития европейской культуры эпохи становления национального самосознания, так и национальной политике императора Александра III. Храм стал третьим по амбициозности памятником империи, уступая по масштабности лишь Храму Христа Спасителя в Москве и Исаакиевскому собору. Площади мозаик собора достигают по разным данным от 6,4 до 8 тыс. квадратных метров.
В 1899 г. А. Н. Фролов покупает дополнительный участок возле своего дома. Начинается строительство площадей 5-этажного доходного дома. Строительство ведется под руководством архитектора А. И. Богданова, с 1907 — Н. И. Богданова и С. О. Овсянникова. Если зайти во двор-«колодец» доходного дома Фроловых (С-Пб., Большой пр. В.О. 64/5) то и теперь на уровне второго этажа можно увидеть рекламные мозаики мастерской. Сама же мастерская находилась в мансарде, специально спроектированной для достижения максимальной освещенности. В доме жили сами Фроловы, их родственники, работники мозаичной студии, ученики; здесь же находилось и производство смальты. В 1929 г. советской властью Фроловы вместе с мастерской были выселены из их дома.
В 1918–20 гг. Эстония, бывшая до этого частью Российской империи (Эстляндская и Лифляндская губ.) приобретает независимость. В 20-е гг. встает вопрос о сносе собора Ал. Невского – «памятника русского насилия»: в 1928 г. в Гос. собрание был внесен законопроект о разрушении собора. Однако, представители духовенства и прихожане, причем и православного и лютеранского вероисповедания, а также деятели оппозиционных левых партий парламента и вмешательство Прибалтийской конференции Международного союза мира высказались против сноса храма. Так он был спасен.
К 1903 г. мастерская Фролова выполняет императорский заказ по созданию мозаик по эскизам М. В. Васнецова для интерьера и фасадов собора св. Марии Магдалины в Дармштадте.


Мозаика крыльца ц. св. Марии Магдалины.
Дармштадт. 1903 г. Мастерская Фролова.



Мозаика алтарной апсиды ц. св. Марии Магдалины. Мастерская Фролова.

В 1904 г. мастерская Фроловых выполняет надвратную икону для Успенского собора в монастыре в честь иконы «Отрада и утешение» в подмосковном селе Добрыниха.


Икона «Отрада и утешение» в с. Добрыниха.

Церковь Св. равноап. Марии Магдалины в Дармштадте построена как домовая церковь императорской семьи для возможности отправлять православные обряды во время визитов императорской семьи в Дармштадт – родной город имп. Александры Федоровны (урожд. принцессы Гессен-Дармштадской).
Среди за казчиков мастерской Фроловых – Ю. С. Нечаев-Мальцев, владелец имения Гусь во Владимирской губернии – хрустальной столицы России. Будучи одним из основных жертвователей при создании Музея изящных искусств (ныне ГМИИ им. А. С. Пушкина) он приобрел две мозаичные картины – копии настенных мозаик собора св. Марка в Венеции. Кроме того, в самом Гусе он строит огромный храм Св. Георгия. Его основное украшение составили четыре картины Васнецова и мозаика, созданная Фроловым по васнецовскому же эскизу: «О Тебе радуется, Благодатная».


Мозаика «О Тебе радуется, Благодатная».
Гусь-Хрустальный. 1902 г. Мастерская Фролова.


С начала 20 в. стиль модерн начинает в полную силу вступать в свои декоративные права, что отражается и на искусстве мозаики: если ранее в Европе, начиная с крещения народов, и на многие века оно было преимущественно религиозным искусством, то теперь оно входит и в светскую жизнь. Будучи материалом долговечным, мозаика широко используется для декорирования фасадов зданий: частных, доходных домов, общественных сооружений или зданий торгово-производственного назначения.

Хозяина Гусевской хрустальной фабрики Нечаева-Мальцева часто спрашивали, почему он не пожалел колоссальных средств для украшения фабричной и сельской церквей в глуши Владимирской губернии. «А отчего стоит город Орвието в Италии? Для его собора ездят иностранцы издалека. Будет время, когда художники и ценители русского искусства станут ездить и на наш Гусь...» – отвечал Нечаев-Мальцев.
Орвието – город в юго-западной части обл. Умбрия (Италия). Его главная достопримечательность – кафедральный собор, один из величайших итальянских памятников. Это трехсводчатое сооружение, начатое в 1290 г. и строившееся почти три столетия: основа его построена в романском стиле, но главным художественным достоинством является его великолепный готический фасад, украшенный золотыми мозаичными панно. Среди мастеров, в разное время работавших над созданием этого сооружения, были: Арнольфо ди Камбио, Фра Бевиганте из Перуджи, Лоренцо Майтани и др.
В 1901–04 гг. были выполнены мозаики на фасадах Государственного мемориального музея А. В. Суворова в Петербурге.


Музей А. В. Суворова. Петербург. Совр. вид.

На фасадах двух крыльев здания, отходящих от центральной башни – два мозаичных панно: «Переход Суворова через Альпы в 1799 году» и «Отъезд Суворова из Кончанского»; в верхней части самой башни – фамильный герб Суворовых, выполненные по эскизам Н. А. Попова и А. Н. Шабунина.

Из ранних частных светских заказов мозаичной мастерской Фролова – мозаичный фриз особняка С. П. Рябушинского в Москве, выполненный по эскизу автора проекта особняка архитектора Ф. О. Шехтеля.


Мозаичный фриз особняка Рябушинского. Москва. 1902 г. Мастерская Фролова.

А. В. Суворов – первый в России человек, в честь которого был возведен мемориальный музей. Музей был заложен в 1900 г. – в столетие с даты смерти генералиссимуса и открыт четырьмя годами позже к 175-летней годовщине его рождения. Музей построен на участке плаца Семеновского полка, специально выделенном для него (ул. Кирочная, 43).
Среди мастеров принимавших участие в работе над мозаиками для музея Суворова был и М. И. Зощенко – художник Академии художеств, отец писателя-сатирика М. М. Зощенко. Считается, что маленькая елочка в левом нижнем углу панно, изображающем отъезд Суворова из Кончанского, выложена 5-летним Мишей.
В то же время мастерская Фролова работает над другим подобным заказом в Петербурге – фризом для особняка Е. И. Набоковой.


Особняк Набоковых. Современный вид. С.-Петербург.


Мозаичный фриз на фасаде дома Набоковых. С.-Петербург. 1902. Мастерская Фролова.

В 1904 г. на фасаде здания Акционерного общества Зингер в России, построенного в Петербурге на Невском проспекте, 28 появляется вывеска из мозаики, выполненная студией Фролова.


В 1904–05 гг. мастерская Фролова работает над фризом для фасада доходного дома Н. Н. Лейхтенбергского, состоящего из 5 больших панно по эскизам С. Т. Шелкового.


Доходный дом Лейхтенбергского. С.-Петербург, ул. Б. Зеленина, 28. Общий вид.

Впервые фриз состоит не из привычных повторяющихся растительных орнаментов, но из различных по сюжету пейзажных композиций: поле, холмы, река, городские здания, завод с дымящимися трубами – разделенных стеклянными световыми коробами-фонарями. Тем не менее, все они, имея одну линию горизонта, складываются в целостную панораму. Также впервые мастерская использует столь крупные и разнообразные по конфигурации куски смальты: это, в сочетании с фактурностью смальты создает особый ритмический эффект.


Елена Набокова – дочь богатейшего золотопромышленника Рукавишникова. Дом в Петербурге на Б. Морской, 47 был куплен ею накануне свадьбы с В. Д. Набоковым, юристом, камергером, сыном министра юстиции.
10 апреля (ст. ст.) 1899 г. в этом доме родился их сын — Владимир, известный всему миру как автор «Лолиты», «Защиты Лужина» и других романов.
В эмиграции он вспоминал этот дом так: «...трехэтажный, розового гранита особняк с цветистой полоской мозаики над верхними окнами». «Я там родился в последней (если считать по направлению к площади, против нумерного течения) комнате на втором этаже, там, где был тайничок с материнскими драгоценностями». Детство, проведенное им в доме на Б. Морской описано в «Других берегах».
В 1910 г. мастерской Фроловых были изготовлены мозаичные панно для фасада здания аптеки Пеля в Петербурге (7 линия В. О., 16–18): сами рекламные вывески аптеки над входом и окнами первого этажа здания и мозаичные гербы верхней части фасада: черный орел как знак победителя одной из выставок, малый герб Российской империи как обозначение поставщика императорского двора и фамильный герб Пелей.


Здание аптеки Пеля.


Фасадные панно аптеки Пеля. Мастерская Фролова.

К 1908 г. было завершено строительство Великокняжеской усыпальницы в Петропавловской крепости. По четырем сторонам фасада здания по эскизам Н. Н. Харламова мастерской Фролова были выполнены мозаичные медальоны: образ Спасителя над порталом царского подъезда и иконы Иверской, Казанской и Федоровской Божией матери по остальным сторонам здания.


Здание аптеки Пеля постройки 1910 г. вмещало в себя также органотерапевтический институт, химическую фабрику, лаборатории, библиотеку, контору по сбыту и склады продукции и пр. помещения. Только в одной аптеке работало 73 чел и 200 – на фабрике. Считается, что Александр Пель изобрел стеклянную ампулу для лекарств.
Мастерской Фролова принадлежат и мозаики интерьера собора св. блгв. кн. Александра Невского в Варшаве (осв. 1912), выполненные по эскизам М. В. Васнецова.


Мозаики собора кн. Александра Невского. Старое фото. Мастерская Фролова.


Один из уцелевших фрагментов мозаик собора
Александра Невского. Совр. фото.


Собор св. блгв. кн. Александра Невского – русский православный собор, построенный в Варшаве в 1894–1912. Располагался на Саксонской (ныне – Пилсудского) площади и был самым высоким зданием в Варшаве того времени. В течение I Мировой войны православное население было эвакуировано из Польши, а в 1918 г. Польша, бывшая до этого частью Российской империи, получила независимость. Поскольку для поляков храм оставался символом российского господства над Польшей, то в сер. 1920-х гг. он был взорван. Многие элементы его отделки были использованы на других объектах или сохранились в музеях.
Особой страницей работы, как мастерской Фроловых, так и истории искусства мозаики стало сотрудничество В. А. Фролова и Н. К. Рериха (1874–1947).


Мозаика фасада церкви Покрова Богородицы в Пархомовке
(Украина). 1907 г. Мастерская Фролова.



Спас Нерукотворный. Мозаика придела Св. Виктора ц. Покрова Богородицы
в Пархомовке. Мастерская Фролова.


Из письма заказчика церкви Покрова в Пархомовке Льва Голубева брату Виктору: «Церковь вышла замечательно красивой, мозаика рериховского рисунка – Покров Святой Богородицы, тоже очень удачна, но тем не менее я очень рад, что роспись в церкви не будет по рисункам Рериха, потому что даже рисунок мозаики, не имеющий особенных отличительных черт рериховских других вещей и то многим кажется немного странным. Очень хороши в этом рисунке Сама Богородица и Ея лик».
Религиозная живопись Рериха была настолько смелой и своеобычной, что церковь часто просто отказывалась освящать храмы, расписанные по его эскизам, считая эти изображения неканоническими.
По эскизам Рериха мастерская Фролова изготавливает мозаики для фасадов церкви Св. Ап. Петра и Павла на Шлиссельбургских пороховых заводах: «Спас со святыми», «Борис и глеб», «Архистратиг Михаил» (не сохранились), Покрова Богородицы в Пархомовке (Украина), Троицкого собора Почаевской лавры (Украина, Тернопольская обл.), церкви Св. Духа во Флёнове (Талашкине, Смоленская обл).


Мозаика ц. Св. Духа во Флёнове (Талашкине). 1910 г. Мастерская Фролова.


Спас нерукотворный. Мозаика Троицкого собора Почаевской лавры.
1912 г. Мастерская Фролова.



Образ Почаевской иконы Божией Матери.
Мастерская Фролова.


Сохранилась станковая мозаика, выполненная Фроловым по эскизу Рериха «Бой».


Мозика «Бой». Эскиз Рериха.

По эскизу Рериха мастерская Фролова изготавливает также мозаику для надгробного памятника художнику-пейзажисту А. Куинджи (1841/2–1910). Здесь использован один из важных для творчества Рериха символов – образ Древа жизни.


Мозаика Древо жизни на надгробии А. Куинджи. 1913 г.
С.-Петербург. Мастерская Фролова.


Вероятно, разрушение церкви Петра и Павла на Пороховых заводах произошло в декабре 1942 – январе 1943 года в ходе подготовки к прорыву блокады Ленинграда (операция «Искра») и связанного с этими приготовлениями. Со слов местных старожилов, храм был взорван по приказу К. Е. Ворошилова, застрявшего на автомобиле неподалеку. Образовавшийся щебень должен был пойти на подсыпку дороги, однако кладка оказалась очень прочной, и здание рассыпалось на огромные части, оказавшиеся непригодными для дорожных работ. Со времени войны дорога, ведущая от завода к переправе на берегу Невы так и носит в народе недоброй памяти название Ворошиловской.
В 1911 году мастерская Фроловых изготовила интерьерную мозаику для усыпальницы Прохоровых на Новодевичьем кладбище; в то же время мастерской была изготовлено мозаичное панно для внутреннего убранства усыпальницы Эрлангеров на Введенском кладбище в московских Сокольниках. Архитектором склепа выступил Ф. О. Шехтель, эскиз для мозаики был выполнен К. С. Петровым-Водкиным.

На панно изображен Христос в образе сеятеля – Антон Эрлангер при жизни был одним из крупнейших мукомолов России.


Склеп Эрлангеров. Общий вид.Мозаика внутри склепа Эрлангеров.
Мастерская Фроловых.


Мастерской Фроловых принадлежит также мозаика по мотивам картины А. Беклина «Остров мертвых» для надгробного памятника-колоннады на могиле Георга Лиона и А. И. Рожновой, выполненное мастерской Роб. Гвиди в 1910-х гг., которая находится на том же Введенском кладбище.


А. Бёклин. Остров мертвых.


Мозаика «Остров мертвых».


Мозаика «Остров мертвых».

В 1895–96 гг. в Царском селе (ныне – г. Пушкин) размещается Сводный пехотный полк и императорский конвой. Возникла идея о создании на территории казарм архитектурного комплекса в стиле 17 в. – Феодоровского городка, доминантой которого должен был стать полковой храм Феодоровской иконы Божией матери. Храм был построен в 1910–12 гг. и имел несколько входов для разных категорий прихожан, которые могли проходить отдельно в места для них предназначенные. Над четырьмя из них мастерской Фролова по эскизам Н. С. Емельянова был выполнены мозаичные панно-иконы: Архангел Михаил, Феодоровская икона Божией Матери в окружении Ангелов и ликов святых, св. Серафим Саровский и св. Георгий Победоносец.


Феодоровский Государев собор. г. Пушкин.


Феодоровская икона Божией матери. Отреставрированная мозаика м. Фроловых.

В 1912 г. Мастерская Фролова по эскизам М. В. Нестерова набирает мозаичные иконы для фасада Покровского собора Марфо-Мариинской обители в Москве, построенного архитектором А. В. Щусевым.


Покровский собор Марфо-Мариинской обители. Арх. Щусев.


Спас Нерукотворный. Мозаика Покровского собора
Марфо-Мариинской обители.



Плодотворно было сотрудничество мастерской Фролова с архитектором В. А. Косяковым (1862–1921) – автором проекта Морского собора в Кронштадте. Мастерская Фролова по эскизам Ф. Р. Райляна выполняет мозаичные панно для фасадов собора (1913 г).


Петр и Павел. Мозаика фасада Морского собора в Кронштадте. 1913 г.
Мастерская Фролова.


В 1910–1914 гг. в г. Балаково (Саратовская губ.) старообрядческая община Белокриницкой иерархии строит храм Пресвятой Троицы. Заказчиком выступает купец-старообрядец А. Мальцев, проект выполнил арх. Шехтель, мастерская Фролова изготавливает мозаичные панно для фасадов церкви по эскизам И. О. Чирикова.


Троицкая церковь в г. Балаково. Арх. Шехтель.


Спас Нерукотворный. Случайно сохранившаяся мозаика Фролова.

Первая мировая война и революции подорвали процветающее мозаичное дело Фролова. В 20-е гг. в отсутствие заказов он дает уроки, реставрирует и даже... собирает оркестр балалаечников.

Однако, он вернется к своему призванию вскоре...

Назад, в раздел «Новое время»
Антон Эрлангер (1839–1910) – крупный мукомол, в 1881 г. построил первую в России вальцовую паровую мельницу (ныне – Сокольнический мукомольный комбинат) ; при мельнице работали также проектное бюро, школа мукомолов, редакция журнала «Мукомол» — Эрлангер пытался модернизировать все мукомольное дело в России. Был щедрым меценатом.
По поверью, мозаичная икона в склепе Эрлангеров является чудотворной; считается, что если написать свое желание на стене склепа – оно сбудется: поэтому все его стены в надписях. Среди них есть такие: «Дорогой Эрлангер! Помоги мне остаться в институте. С уважением, Игорь» или: «Господи! Помоги стать вдовой!».
Точно такой же памятник-колоннада сохранился на могиле члена немецкой общины Густава Баумайстера на Смоленском кладбище в Петербурге, но мозаика на нем уже утрачена.
Картина швейцарского художника-символиста Арнольда Бёклина «Остров мертвых» (1880) – фантастически популярна в России нач. XX века. Так, С. Рахманинов под впечатлением от нее в 1909 г написал одноименную симфоническую поэму; его вилла в Швейцарии была приобретена только из-за сходства ее пейзажа с этой картиной; репродукция этой картины висела в комнате Ленина в Цюрихе. Впоследствии творчество Бёклина окажет влияние на сюрреалистов: Эрнста, Дали, де Кирико.
В данной мозаике использована центральная часть картины, идее которой подчинена вся композиция памятника: скалистые стены острова, как бы охватывающие, «вбирающие» в себя вновь прибывшие души, не вошли в мозаику, но их символизирует сама колоннада памятника «заключающая в объятия» каждого, кто приходит на эту могилу: сам памятник, таким образом – это и есть смоделированный «остров мертвых».